Главная / Право / Сколько тебе надо золотишка — столько и подбросим!
Преступность

Сколько тебе надо золотишка — столько и подбросим!

Преступность, наручники

К началу 90-х я был переброшен на валютную линию, а точнее – на линию борьбы с хищениями золота.

Стандартная схема  преступного бизнеса была выстроена так, что россыпное золото в частном порядке скупалось у расхитителей на приисках Сибири и Дальнего Востока, затем  доставлялось в одну из северокавказских республик. Часть золота оседала там, а часть через Грузию уходила дальше  — в Турцию и на Ближний Восток, где, как известно, существуют давние традиции его ювелирной обработки.

Вообще-то специальные «валютные» подразделения действовали в составе МВД СССР (о них мог бы, наверное, лучше рассказать другой адвокат —  Борис Кузнецов), но к концу 80-х годов хищения драгметаллов приняли такой размах, что в дело вынуждены были вступить органы КГБ.

Это было трудное время для людей, и не менее трудное — для государства. Оперативных сил и средств для того, чтобы организовать сколько-нибудь серьезное прикрытие золотодобывающих предприятий, у нас не хватало, а потому достать расхитителей и скупщиков удавалось крайне редко. Мы вынуждены были довольствоваться тем, что устраивали засады на каналах транспортировки, брали с поличным простых курьеров, а затем отдавали их под суд.  Они  попадались с крупными и, как правило, сборными партиями: золото при них было с различных приисков и даже из разных золотодобывающих районов, а вес измерялся десятками килограммов.

Само собой разумеется,  требовалось проверять источник происхождения этого криминального золота и устанавливать реальное место, откуда оно было украдено. И после захвата очередного курьера, я, обычно, брал мешок с криминальным золотом и в сопровождении небольшой, но надежной охраны отправлялся на какой-нибудь подозрительный прииск: считалось, что местные геологи могут точно определить – у них это золото добыто, или оно взято от соседей.

Однажды на одном из таких магаданских приисков мой товарищ оставил меня с драгоценным мешком в помещении кассы, а сам пошел за геологами-экспертами. Я снял с мешка печати, расстелил на стол большой, заранее приготовленный, лист бумаги, затем аккуратно высыпал на него золотой песок вместе с роскошными самородками.

Пока я занимался этими делами, подошли наши эксперты. Это были два крепких мужика в овчинных полушубках с оттенком былой интеллигентности на припухших, но неплохо выбритых лицах. Помещение сразу наполнилось запахом перегара, одеколона «Шипр» и дешевых сигарет. Они знали свою задачу заранее, и поздоровавшись, бесцеремонно подошли к столу и стали тереть золото в пальцах, ковырять ногтем, просматривать на свет,  дуть, обнюхивать и даже пробовать на зуб.

К своему ужасу я вдруг заметил, что золотой песок сыплется из их небрежных рук не на бумагу, специально расстеленную мной на столе, а мимо — на  пол, в котором зияли многочисленные щели, и тут же затаптывается. Во рту у меня пересохло, я упал на четвереньки и стал лихорадочно собирать желтые блестки металла с этого грязного пола, приговаривая: «Что вы делаете, мужики? Я же под суд пойду – у меня каждый грамм на учете!»

«Эксперты» тупо уставились на меня, посмотрели себе под ноги, переглянулись, а затем весело захохотали:

— Не бойся, парень! У нас тут этого добра полно. Сколько тебе надо будет – столько и добавим!

Поделись и сохрани информацию!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*