Главная / Общество / Правое дело Прохорова
Правое дело Прохорова

Правое дело Прохорова

Правое дело Прохорова

Накануне выборов на политическом поле вдруг возникла новая партия — Правое дело Михаила Прохорова.

Хотя процент поддержки «Правого дела» держится на уровне статистической погрешности, с момента последнего съезда она обсуждается как реальный политический фактор. То, что партия связана с Кремлем, сомнения не вызывает — очень уж открыто господин Медведев демонстрирует ей свою симпатию, а федеральные каналы балуют повышенным вниманием. Но зачем элите к выборам понадобился новый представитель?

Ощущая раскол в правящих кругах, Кремль, судя по всему, решился на компромисс. Противоречия достигли такого накала, что единый кандидат на выборах вряд ли сможет выступить арбитром для интересов разных групп буржуазии. В этом случае президенту пришлось бы все сильнее закручивать гайки, вызывая недовольство не только рабочих, но и мелких собственников и подготавливая египетский сценарий. Поэтому власть решила выстроить некое подобие двухпартийной структуры.

Будучи на посту президента, Путин занимался централизацией власти. 

Выстраивание вертикали полностью отвечало интересам нефтегазовых монополистов. Теперь Медведев заявляет, что в какой-то период просто необходимо было «закрутить гайки — выстроить систему управления, которая бы воспринимала команды». Но тут же предупреждает — «перекручивать систему нельзя», — тем самым давая сигнал буржуазии к поиску компромиссов.

О необходимости «децентрализации власти» Медведев заявил еще на Петербургском экономическом форуме.

 Суть инициативы сводится к тому, чтобы чиновники на местах могли принимать собственные управленческие решения и получить большую свободу распоряжаться местными бюджетами и налогами. При такой системе мелкой и средней буржуазии станет гораздо легче продвигать лоббистов в кресла местного значения и договариваться с муниципальными чиновниками о правилах ведения бизнеса, откатах и распилах.

Прохоров на съезде лишь конкретизировал эту идею и дополнил «революционными» предложениями — выборность мэров,введение одномандатников при выборах в Госдуму, уничтожение института полпредов. Но главное — коалиционное правительство с многопартийной системой. При этом «Правому делу» он поставил цель стать второй партией власти.

Комментируя все эти заявления, Медведев признал:

 «ваши идеи где-то коррелируются с моими», а иные предложения счел«революционными», но и те, и другие обещал серьезно обдумать. 

Не исключено, что в случае успеха «Правого дела» президент сделает эту партию своей политической базой. Ранее Медведев заявлял, что ее присутствие будет полезно для Госдумы,довольно высоко оценивал ее шансы на победу и способности Прохорова.

Своим главным оппонентом Прохоров назвал «Единую Россию». Выступая на съезде, он возмущался, что единороссы уже критикуют программу его партии, хотя она еще даже не написана. Но партия власти отлично знает, какова социальная база«Правого дела», и если они представляют интересы разных слоев элиты, значит, и разногласия объективно существуют.

Прохоров, будучи владельцем несырьевого бизнеса, но при этом достаточно видной фигурой, отлично подходит на роль представителя средней и мелкой буржуазии. Если, например, «Справедливая Россия» создавалась для работы с низами, чтобы выпускать пар и сливать протесты, то «Правое дело» стало инструментом для передела власти на верхах.

Медведевская «модернизация» сводится к приватизации остатков предприятий, освобождению бизнесменов от социальных обязательств и урезанию прав рабочих. Таким образом, если «Правому делу» во главе с Прохоровым предлагается выражать эти идеи, тем самым фактически его пригласят контролировать новый передел собственности. А лояльная буржуазия получит шанс урвать новый кусок и стать покрупнее — это на языке Прохорова называется «социальные лифты».

Насколько удастся разыграть сценарий с двумя правящими партиями, зависит от того, согласятся ли на это представители сырьевых монополий и удастся ли разным группам мирно разделить власть. Но последнее слово, как всегда, остается за рабочими, а основная борьба развернется уже после выборов, когда разом вступят в силу все меры по сокращению бюджета.Рабочий класс Америки уже наглядно видит, как две партии власти легко находят общий язык, чтобы сообща действовать против интересов простых людей. Для игр в демократию и дискуссии внутри правящих кругов выбрано не лучшее время — ослабление хватки приведет к политизации общества и усилению протестов. Но для закручивания гаек сейчас тоже не лучшее время — в любой момент может сорвать резьбу. Сейчас попросту не лучшее время для капитализма.

Поделись и сохрани информацию!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*