Главная / Общество / Американский аспирант как исчезающий вид

Американский аспирант как исчезающий вид

Класс компьютерных наук в Политехнической школе инженерии Тандон Нью-Йоркского университета, где 80% выпускников — из других стран.

Есть два совершенно разных вида студентов, заполняющих коридоры и лаборатории Школы инженерии Тандон Нью-Йоркского университета. На младших курсах (до получения степени бакалавра) 80% — жители США. Среди выпускников магистратуры картина обратная — около 80% приходится на долю студентов из Индии, Китая, Кореи, Турции и других стран. Вдали от дома водоворот культур одновременно и успокаивает аспирантов, и воодушевляет. «Вам комфортно, когда все проходят через те же трудности и путешествия, как и вы, — рассказывает Вибхати Джоши из Мумбаи, Индия, студентка последнего семестра обучения на степень магистра финансового инжиниринга. — Это здорово».

Школа Тандон — слияние программ Нью-Йоркского университета по науке, технологии, инжинирингу и математике (STEM) в кампусе Бруклина — прекрасный пример того, насколько мало американцев присутствует в выпускных программах точных наук. В целом на этих программах самый высокий процент выпускников-иностранцев в любой широкой академической области. Осенью 2015 года около 55% всех выпускников в области математики, компьютерных наук и инжиниринга были из-за границы, согласно исследованию Совета последипломных школ и Комитета по тестам при поступлении в магистратуру. На факультетах искусства и гуманитарных наук иностранных студентов было около 16%, а в области бизнеса чуть более 18%. Отсутствие американцев ещё более явно в такой насущной области как точные науки, служащие источником одарённых выпускников для Google, Amazon, Facebook и Microsoft: около 64% докторантов и почти 68% занимающихся по программам магистратуры в прошлом году были студентами-иностранцами, по данным ежегодного исследования американских и канадских университетов Ассоциацией компьютерных исследований.

Для сравнения лишь 9% студентов бакалавриата в области компьютерных наук составляли студенты-иностранцы (по мнению деканов возможно потому, что семьи осторожничают отправлять отпрысков, едва ставших взрослыми, учиться за океан). На положение влияют многие факторы, но основной — бум на рынке труда в области технологий. По большей части американцы не видят необходимости получать учёные степени, когда их ждёт так много профессиональных возможностей. Для некоторых слишком высока цена, у них уже очень большой студенческий долг. «Можно подумать, что американские студенты с дипломом бакалавра, если они преуспели, могут получить работу в Microsoft или Google», сказал Эдвард Д. Лазовска, профессор теории вычислительных машин и систем в университете Вашингтона. Нади Партови, занимающийся инвестициями в высокие технологии, получил диплом магистра компьютерных наук в Гарварде в 1990-х.

Его товарищ по комнате не диплома получил. Оба устроились на работу в одной компании. «Диплом магистра ценится больше, но для американских студентов недостаточно, чтобы стремиться получить диплом магистра», сказал мистер Партови, основатель благотворительной организации Code.org, продвигающей компьютерные науки в начальных и старших классах. Университеты и работодатели желают заполучить талантливую иностранную молодёжь, которая помогает им оставаться конкурентоспособными в глобальном масштабе, и в программах подготовки молодых специалистов присутствуют финансовые стимулы для таковых — спрос из-за границы настолько высок, что руководители не видят нужды предлагать большее содействие в обучении.

Однако существует озабоченность, что нынешнее положение с иммиграцией может подвергнуть опасности этот поток талантов. Инциденты, связанные с ксенофобией, враждебной политической риторикой и попытки президента Трампа запретить въезд из некоторых стран с мусульманским большинством населения могут тяготить потенциальных соискателей. Инженерная школа Тайера в Дартмуте, например, в этом семестре фиксирует 30% спад на программы магистратуры среди заграничных кандидатов, по словам декана Джозефа Дж. Хелбла. Доктор Хелбл опросил более двух десятков деканов в этом году, и три четверти из них сказали, что наблюдают значительное сокращение количества кандидатов-иностранцев.

Но подача заявлений ещё не закончена, сказал он. Пока тенденция не очень ясна. «Если будет наблюдаться ещё год или два сравнимого спада в 20 или 30% количества кандидатов-иностранцев, у нас возникнут серьёзные проблемы относительно нашей возможности проводить исследования, развивать и давать старт новым компаниям, — сказал он. — Нас беспокоит перспектива конкурентоспособности». Дэн Сполдинг, контролирующий кадры в Zillow Group, сетевой компании, оперирующей недвижимостью, сказал, что в отдельных областях, например машинного обучения и искусственного интеллекта, его компания предпочитает кандидатов с учёными степенями, но для подавляющего большинства технических операций достаточно диплома бакалавра информатики. Он сказал, что слышал об озабоченности студентов и управленцев относительно резкого охлаждения интереса иностранцев к обучению, но пока на приток студентов с навыками в области компьютерных наук это не повлияло. «Огромное большинство приходит в первую очередь с навыками программирования и ищет возможность расширить возможности в других бизнес-дисциплинах, управлении товарным производством, дизайне продукта, — сказал он. — Я просто думаю, что углубляться в академическом смысле отнюдь не приоритет сегодня для многих студентов, обучающихся в области компьютерных наук».

В 1994 году всего лишь 40% студентов, записавшихся на программы соискания докторской степени в области компьютерных наук, были не из нашей страны, судя по исследованию Ассоциации компьютерных исследований. По мере улучшения ситуации в экономике процент американцев в научных программах стал падать. «Для многих студентов пойти в магистратуру стало меньшим приоритетом, — сказал Стюарт Цвебен, соавтор исследования и приглашённый профессор компьютерных наук и инжиниринга в университете штата Огайо. — Надо быть по-настоящему заинтересованным в исследованиях или в чём-то особенном».

Баланс в программах в области компьютерных наук начал сдвигаться в сторону так называемых иностранцев-нерезидентов в конце 1990-х, когда интернет-компании с достаточным капиталом начали искать программистов, иногда поощряя стажеров, подрабатывающих летом, бросать школы, сказал доктор Цвебен. Студенты из других стран издавна считали магистратуру лучшим способом найти работу, получить вид на жительство в США, и наладить контакты в промышленности, которые они вряд ли могли найти в родных странах. «Легче получить к ним доступ отсюда», утверждает мисс Джоши, президент финансового клуба Нью-Йоркского университета, приехавшая из индийского Мумбаи.

Она хотела учиться в Нью-Йоркском университете, чтобы иметь возможность совместить основы в области информационных технологий с интересом в финансовой области. У неё есть постоянный контакт с представителями и специалистами агентств по подбору персонала. Её решение принесло плоды. В 25 лет мисс Джоши приняла предложение работать менеджером по рискам в American Express после того, как она получила диплом магистра. Она подаёт документы на программу факультативной стажировки, которая позволит ей работать в США один год с возможностью продления ещё на 24 месяца. После этого её работодатель решит, оплачивать ли ей визу для квалифицированных специалистов (Н1-В), что позволит ей остаться в стране на более длительный срок.

Президент Трамп издал указ о пересмотре условий предоставления виз квалифицированному персоналу и поддержал идею корректировки нынешней системы случайного компьютерного отбора кадров в пользу высокооплачиваемых, профессиональных работников. Школа Тандон недавно начала проект «Мостик в школу Тандон Нью-Йоркского университета», направленный на подготовку студентов с базовым образованием не в области точных наук, например программу магистратуры в области гуманитарных наук. Декан Катепалли Р. Сринивасан полагает, что это может привлечь американцев, которые ещё не нашли приличных рабочих мест. И он бы хотел видеть больше таковых в научных программах. «Я чувствую, что есть дисбаланс, — сказал он, — который совершенно необходимо исправлять».

Примечание:

  • Политехнический институт Нью-Йоркского университета несколько раз менял название
  • 1854 год: Бруклинский колледж и политехнический институт (наименование при основании).
  • 1889 год: Политехнический институт Бруклина (при выделении подготовительного отделения).1973 год: Политехнический институт Нью-Йорка (объединение с Нью-Йоркским университетом инженерной науки).
  • 1985 год: Политехнический университет (получен статус университета).
  • 2008 год: Политехнический институт Нью-Йоркского университета (официально связан с Нью-Йоркским университетом).
  • 2014 год: Политехническая школа инженерии Нью-Йоркского университета. В 2015 году Чандрика и Ранджан Тандон преподнесли школе подарок в размере 100 миллионов долларов, в результате чего школа изменила свое название на «Политехническая школа инженерии Тандон». За месяц до этого взноса школа получила стипендию в размере 10 миллионов долларов. Ещё почти три десятка пожертвований в размере $ 5 млн или более были получены в 2014 и 2015 годах. Также в 2015 году штат Нью-Йорк получил грант в размере 4,45 млн. долларов.
Поделись и сохрани информацию!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*